Матчи

Первенство ФНЛ 2017/18
Результаты 25 ноября
  • Авангард – Химки
    0:0
  • Кубань – Сибирь
    1:0
  • Ротор – Оренбург
    0:2
  • Факел – Тамбов
    1:2
  • Енисей – Балтика
    1:1
  • Волгарь – Томь
    2:0
  • Крылья Сов – Шинник
    3:3
  • Олимпиец – Динамо-СПб
    2:2
Первенство ЛФК 2017
Результаты 1 октября
  • Зенит-М – Полимер
    3:3
  • СДЮСШОР-Ке – Рассвет-Ре
    3:5
  • Распадская – Сибирь-М
    1:1
Чемпионат Красноярского края 2017
Результаты 7 октября
  • Лесосибирс – Рассвет-Ре
    2:2
  • СШОР Енисе – Нефтяник
    2:0
  • Атлетико – Тотем
    2:1
  • Ачинск – Спартак
    2:2

Таблицы

Первенство ФНЛ 2017/18
  1. Енисей
    25

    56

  2. Оренбург
    25

    54

  3. Крылья Советов
    25

    51

  4. Тамбов
    25

    45

  5. Динамо-СПб
    25

    42

  6. Балтика
    25

    40

  7. Сибирь
    25

    39

  8. Волгарь
    25

    36

  9. Шинник
    25

    35

  10. Кубань
    25

    32

Первенство ЛФК 2017
  1. Новокузнецк
    18

    48

  2. Рассвет-Реставра
    18

    38

  3. Сибирь-М
    18

    32

  4. Распадская
    18

    32

  5. Енисей-М
    18

    31

  6. Бурятия
    18

    20

  7. СДЮСШОР-Кемерово
    18

    17

  8. Зенит-М
    18

    11

  9. Полимер
    18

    11

  10. Чита-М
    18

    10

Чемпионат Красноярского края 2017
  1. Ачинск
    14

    34

  2. Нефтяник
    14

    27

  3. Спартак
    14

    27

  4. СШОР Енисей
    14

    22

  5. Лесосибирск
    14

    19

  6. Рассвет-Реставра
    13

    13

  7. Тотем
    14

    12

  8. Атлетико
    15

    8

Директ

Александр Алферов: "Енисею" нужно всеми силами держаться за своих игроков"


Текст: Сергей Челеевский.
Источник: www.redyarsk.ru.
22 сентября 2013 года | Прочтений: 4035
версия для печати

Александр Алферов:

Бывший главный тренер "Енисея" – о работе, отставке, тренерской философии и дальнейших планах.

Экс-рулевой красноярского клуба встретился с корреспондентом OneDivision и ответил на великое множество вопросов – как о работе в "Енисее", так и собственном тренерском мироощущении. Интервью, которое скоротает ваше ожидание сегодняшних матчей или вовсе заставит отвлечься от одного из них. 

"ТРЕНИРОВАТЬ – ЭТО КАК НАРКОТИК" 

– С момента вашей отставки прошло больше двух недель. Чем вы занимались всё это время?
– Как обычно, бывает много дел, которые не успеваешь сделать, пока работаешь. В основном это бытовые вещи: домашние дела, помочь тёще на даче, выкопать картошку.

– Вас уже увольняли с поста главного тренера "Енисея" в 2007 году. Тогда отставку было пережить сложнее, чем сейчас, уже имея подобный опыт за плечами?
– Да нет, в этот раз… Любое увольнение – это, конечно, всегда стресс для человека. Но в этот раз я воспринял отставку спокойно.

– Вот вы просыпаетесь на следующий день – и что в голове? Как обычно, подсознательно лезут мысли о том, что надо составлять план тренировки, изучать следующего соперника?
– Что-то такое было, да. Я просыпаюсь  рано, и действительно сразу посещают мысли про футбол, про тренировки, почему так случилось.

– Это как наркотик, спустя какое-то время хочется снова? Или есть потребность взять паузу?
– Наверное, такое происходит у людей всегда, независимо от того, работают они в футболе или в другой сфере деятельности. Я пробыл на посту главного тренера три года, может, какое-то время сейчас отдохну. Но это естественно действует как наркотик, однозначно потом хочется работать снова.

– Как случилась ваша отставка?
– 1 сентября мы проводили тренировку, после неё директор клуба (Владимир Евтушенко – прим.) передал, что Виктор Иванович (Кардашов, президент "Енисея" – прим.) хочет встретиться с нами. Определили время, в десять часов приехали в офис, и там, мне и Дереповскому (экс-старший тренер "Енисея" – прим.), объявили об увольнении.

– Когда отправлялись на встречу, подсознательно чувствовали, с какой целью вас вызвали?
– Нет. Честно говоря, предполагал, что будет обычный разговор с Виктором Ивановичем либо с кем-то из руководителей. Не думал об этом, потому что немного раньше мы виделись с Владимиром Петровичем на игре дубля, обсуждали кое-какие моменты по дозаявке одного футболиста, говорили об усилении команды.

– То есть разговаривали так, словно вся работа именно под вас и для вас ведётся?
– Там был один момент: Никитин почти оформил переход в "Кубань", но в последний момент что-то не сложилось между клубами. Мы рассматривали на его место несколько кандидатов, остановились на  Антоне Полюткине из ЦСКА. А раз Никитин не ушёл, то Полюткин оказался пятым центральным защитником.

– Почему не взять на место пятого центрального того же Мовсесяна из дубля? Ну или даже четвёртым, если бы Никитин ушёл?
– Уйди Никитин, у нас остались бы Пятикопов, Качан и Магадиев. Мовсесян всё же не тянет на данный момент.

– Пьянченко на этой позиции уже не рассматривали?
– Василий играл там несколько матчей, в том числе с "Рубином" на Кубок. Но мы его видели скорей как опорного полузащитника, поэтому и искали ещё одного человека в центр обороны.

– Слухи о вашей отставке возникали и раньше: на старте позапрошлого сезона или вот даже этим летом после проигрыша "Мордовии". Чувствовали, что дело реально может дойти до такого?
– После "Мордовии" такое ощущение было. Из четырёх игр мы проиграли три, и я понимал, что в случае проигрыша "Динамо" меня уберут.

– Какую реакцию наблюдали со стороны игроков? У них горели глаза, хотелось выйти и сыграть ради тренера? Или они вели себя спокойней?
– По-разному бывает.

– Как было перед "Динамо"?
– Ну раз ту игру мы выиграли, значит, футболисты сделали всё возможное, чтобы я продолжал работать.

"ИВАХОВ – МОЛОДОЙ СПЕЦИАЛИСТ, ВРЕМЯ РАБОТАЕТ НА НЕГО" 

– Вы посетили оба домашних матча "Енисея" после отставки?
– Нет, на игре с "Уфой" я не был, смотрел по Интернету. Матч с "Ангуштом" тоже, а на "Нефтехимике" присутствовал.

– С кем из клуба продолжаете держать связь?
– С Иваховым мы поговорили как раз после "Нефтехимика", обсудили некоторые общие вопросы. Ну а связь поддерживаю со многими: с Новиком и Алексеевым (тренеры дублирующего состава – прим.), которые сейчас помогают Ивахову, с начальником команды, тренером вратарей, с водителями, как и раньше.

– Как будто ничего и не произошло?
– Ну как, всем понятно, что я уже не работаю. Но всё-таки мы были вместе три года, поэтому и общаемся.

– Почему от команды отстранили именно двоих человек – вас и старшего тренера, ни больше, ни меньше?
– Меня отстранили как главного тренера. Александр Васильевич не местный специалист, а тренеры сейчас предпочитают в новый клуб приходить не одни, а со своими помощниками.

– Ивахов вошёл в тренерский штаб именно тогда, когда его возглавляли вы. Как это случилось и в чём вы видите его силу как специалиста?
– Он пришёл как раз около года назад. Окончил ВШТ, стало понятно, что нужно работать на более высоком уровне, и мы взяли его пятым в наш штаб. Его плюсы? Ну раз он отучился в ВШТ, значит, является грамотным специалистом. Единственное, опыта прямого руководства пока не хватает: он работал на детском уровне, но не тренировал мужиков, допустим, хотя бы уровня второй лиги или КФК. То есть нужен опыт, а опыт – это время, которое работает на него как на молодого специалиста.

– Вы лично инициировали его приглашение из ДЮСШ в основную команду?
– Нет, это позиция клуба – растить собственные тренерские кадры.

– Летом в "Локомотив" перешёл Сергей Кабельский. Насколько я понимаю, ему даже не подыскивали замену?
– Замену не искали. Мы решили, что четыре человека – это вполне достаточно для уровня первого дивизиона.

– Какой фронт работы у него был и как его распределили между оставшимися тренерами?
– В основном он отвечал за оборонительные действия команды, ну и естественно аналитика и прочая работа, которую мы делали вместе. Наверное, определённая проблема осталась, когда он ушёл, потому что эти функции по работе с обороной в большей степени легли на меня.

– Перед сезоном "Енисей" потерял много игроков из атакующей линии, причём все ушли как свободные агенты. Если бы всё зависело только от вашего желания, многих бы сохранили в команде?
– Из атакующих игроков ушли пятеро. Плюс за Фатуллаева мы получили компенсацию. Ну а из этой пятёрки я бы оставил двоих.

– Базанова и Чадова?
– Да.

– Сложно было входить в сезон с таким комплектом нападающих, который у вас был? Лескано не играл со взрослыми совсем, Галыш играл, но мало.
– Конечно, тяжело. Я говорил и директору, и президенту, что нам нужны нападающие – и центральные, и крайние. Потому что на флангах у Буша и Лешонка нет конкуренции, а про Галыша и Лескано вы уже сказали.  

– Последним из местных воспитанников, кто смог закрепиться в основном составе, был Лужков в 2008 году. И то в первом дивизионе он в старте выходит не всегда. Почему столько времени нет пополнения?
– Ещё Пьянченко.

– Но он больше игрок подмены, тоже не основной. Да и два человека за несколько лет – этого всё равно мало?
– Да, но раз на раз не приходится… Я не могу сказать наверняка, почему так происходит. Не было футболистов, которые готовы играть в первой лиге.

– Это ведь нереально – получить на выходе сразу игрока уровня ФНЛ. Ему нужно давать время, давать развиваться и так далее. Вы не чувствовали должной свободы, чтобы иметь возможность безбоязненно выпускать человека на поле, понимая, что он будет где-то ошибаться, где-то это повлияет на результат, а польза появится только в долгосрочной перспективе?
– Ну, результат всегда стоит на первом месте. Если игрок не готов выступать на высоком уровне, это ведь чревато потерей очков и поражениями. 

– Тот же Азер Алиев – насколько он не готов для первого дивизиона?
– Если говорить о нашем дубле, то у нас достаточно игроков, которые  могут стать хорошими футболистами. Но дубль сейчас играет на первенство города – я думаю, не надо разъяснять, какой там уровень. А в ЛФК они выступают во второй группе, даже не в высшей! И потом, когда мы берём в команду Гурулёва, Бородько или того же Алиева, им очень сложно перескочить сразу через две ступеньки в ФНЛ. Нужно чтобы дубль играл хотя бы в первой группе на ЛФК, как, например "Рассвет". Наша молодёжка сильней, чем "Рассвет", но задачи немножко другие: "Рассвет" идёт на последнем месте, имея одно очко. Нужно как-то расставлять приоритеты, потому что в случае перехода в высшую лигу ЛФК вложения в дубль увеличатся не намного, миллиона на два, наверное, зато они будут играть с серьёзными соперниками. 

"БЫЛО БЫ У НАС ДВА ЛЕШОНКА – ОДНОГО БЫ СТАВИЛИ НА ФЛАНГ, ДРУГОГО – В ЦЕНТР" 

– Владимир Лешонок шикарно провёл 2011-й год, потом немного потух, а в этом сезоне снова играет здорово, лидер команды. Почему ему не удалось выйти на новый уровень раньше и пойти на повышение?
–  Сейчас он играет хорошо, и я думаю, что некоторые команды Премьер-лиги, возможно, готовы его рассмотреть. Но возраст – ему уже почти 30 лет. Было реальное предложение из высшей лиги в 2011-ом, из "Нальчика". Они готовы были его приобрести.

– На встрече с болельщикам вас однажды спросили, почему Лешонок не играет в центре. Иногда вы действительно ставили его туда, но не на постоянной основе. Не обедняет ли это его игру персонально?
– Да, мы достаточно редко использовали его в середине. Тут надо понимать простую вещь: если мы переведём Лешонка с фланга, то кто, собственно, будет играть на левом фланге?

– Рожков, Лужков.
– Ну вы видите, они играют сейчас?

– Практически нет. То есть всё дело в этом?
– Если будет ещё один Лешонок, мы бы одного ставили в центр, другого на фланг. Но вот он играет он краю – это же не чистый вингер. Володя часто смещается в середину, создаёт там численное преимущество, бьёт по воротам. Уже пять голов забил.

– Вы как главный тренер всё-таки больше руководите процессом, делегируете полномочия среди других тренеров. А как организована работа над индивидуальным развитием игроков?
– Это происходит в естественном процессе тренировок. У нас на базе, нет натурального поля: на Центральном стадионе мы занимаемся в течение очень коротких промежутков времени, нас просят как можно скорей уйти с поля, потому что оно не перенесёт больших нагрузок. Заниматься на искусственном – опять же эти переходы с одного на другое могут привести к непредсказуемым последствиям.

В то же время надо понимать, что в ФНЛ футболисты уже приходят с определённым уровнем подготовки, они в состоянии играть в первом дивизионе. Не только мы, но и они сами должны работать над собой и улучшать индивидуальные качества.

– Часто ли они вызываются остаться после тренировки и отдельно поработать?
– Да, достаточно часто. Кто-то работает над длинными передачами, кто-то тренирует удары с места, после передач с фланга. Достаточно часто оставались Никитин и Алиев: первый улучшал отбор, второй соответственно как нападающий шёл в обводку. Все чувствуют, чего им не хватает, и именно над этим стараются работать.

– Если вы следите за тем, что говорят болельщики, наверняка видели, как они недоумевали, почему вы долго и упорно доверяли Роману Сурневу? Какую пользу он приносил команде?
– Давайте вспомним 11-й год. Мы хорошо стартовали, закончили первый круг на четвёртом месте. Сурнев играл в стартовом составе, забил один гол, плюс ещё один во втором круге в Новороссийске. У команды шла игра, и не было резона менять состав. Его часто подменял Гончаров, который забил три мяча. Может, Сурнев не такой уж и креативный игрок, плюс имел проблемы в завершающей фазе, но он очень хорошо открывался между линиями и подыгрывал партнёрам. К тому же это опытный футболист.

– Но от игрока его позиции, наверное, можно было требовать большего вклада в атакующую игру?
– На тот момента команда играла, поэтому мы и выступали почти одним составом, делали замены в основном в случае дисквалификаций.

– Аналогичный вопрос по Алексею Кучуку. Почти два года в команде, один гол. Вы тоже не могли не видеть, как к нему как к футболисту относились болельщики.
– Ну да, забил только один гол. Но у него ведь постоянно возникали моменты, он не мог их реализовать. Просто если отказываться от одного игрока, нужно кого-то приглашать взамен, а у нас с этим немало проблем, сами видите.

– Насколько Пятикопов был близок к уходу этим летом?
– Давайте по порядку. 5 июня состоялось заседание наблюдательного совета клуба, где Кардашов В.И. поставил задачу занять 8 место. А 7 июня команда отправилась на УТС, на тот момент команду по разным причинам покинули  пять нападающих (Базанов, Алексеев, Чадов, Кучук, Роденков) плюс Фатуллаев. Качан и Пятикопов не подписывали контракт. Руководители клуба сказали, что денег на трансферы нет. А это значило, что нужно искать свободных футболистов. А где найти столько футболистов?

– Иногда бросается в глаза, что Пятикопову не хватает скорости. Вот в частности из-за этого в начале сезона пропускались голы, когда игроки соперника убегали один на один, а за ними не успевали. Но в то же время он футболист креативный, с пасом – не было мысли передвинуть в опорную зону?
– Я бы не сказал, что ему не хватает скорости. Конечно, с возрастом она падает, но на сегодняшний день у Пятикопова вполне нормальная и стартовая, и дистанционная скорость. Ошибки были, да, не поспоришь.

Что касается перевода в опорную зону. Понимаете, там нужно больше двигаться, иной объём именно беговой работы… Мы даже не рассматривали такой вариант.

– Если представить матч с соперником, который сидит в глухой обороне и не проводит позиционных атак. По такой игре Пятикопову, который умеет разрезать оборону и обладает замечательным пасом, не будет выгодней находиться в более высокой позиции и меньше думать об обороне?
– Ну, рассуждать легко. Я не припоминаю матчей, когда у соперника совсем не было моментов. Всегда какие-то да возникают… Сейчас вы можете Алексею Евгеньевичу это посоветовать.

– Это больше гипотетический разговор.
– Я и говорю, мы его не использовали как центрального полузащитника именно потому, что нужно постоянно двигаться, навязывать борьбу, открываться под своих защитников, поддерживать атаку. Возможно, в 35 лет ему именно в таком ключе было бы играть сложней, потому что как раз в обороне есть возможность передохнуть и сохранить свежесть.

– Ваш коллега и хороший знакомый Александр Григорян называл Пятикопова лучшим защитником лиги по части созидания и конструктива. Согласны?
– Лучшим не назову, но один из лучших – безусловно.

"ОБУЧАЛИСЬ ИГРЕ В ПЯТЬ ЗАЩИТНИКОВ ПО ЗАПИСИ МАТЧА СБОРНОЙ ИТАЛИИ" 

– Александр Дереповский два года назад сказал, что вы стараетесь не прибегать к услугам иностранных футболистов, дабы не рисковать микроклиматом команды и не создавать прецедентов, когда существует вероятность, что человек не адаптируется в новой языковой среде. Почему вы отошли от этого принципа и пригласили аж двоих легионеров?
– Я бы не сказал, что мы категорично отказывались от таких игроков. Мы были готовы брать всех, кто может усилить нашу команду, кто подходит нам по человеческим качествам. У нас была группа русскоговорящих иностранцев с ближнего зарубежья – украинцы, молдаване и так далее. С ними, конечно, проще: и они твои требования понимают, и нам легко с ними общаться.

– Как вы контактировали с Бушем и Лескано в играх и на тренировках? Владеете ли вы сами английским, раз уж доводилось играть за границей?
– Нет, английским не владею, так, школьный уровень. Есть ребята, которые говорят на нём хорошо – например, Никитин с Лайзансом. Через них я и доносил свои мысли до Лауренциу и Хуана.

– Наверняка ведь случались конфузы из-за недопонимания?
– Да. Можно вспомнить проигранный дома матч со "СКА-Энергией". Перед выходом мы показывали Хуану, где он должен располагаться при стандартных положениях. Мурнин исполнил подачу, а Хуан пошёл не туда, куда надо, и нам забили гол.

– Он должен был держать ближнюю штангу и не пропускать мяч на Радченко или сторожить Трусевича на дальней?
– Он должен был играть по мячу и соответственно не дать пройти передаче на ближнюю штангу.

– Какой линии вы придерживаетесь в общении с игроками? Вам любой, образно говоря, может позвонить посреди ночи и поделиться проблемой, или вы стараетесь немного дистанцироваться от коллектива, чтобы соблюдать субординацию?
– С этим никаких проблем никогда не было. Футболист в любой момент может обратиться ко мне за помощью, объяснить, почему он не сможет прийти на тренировку. У нас у всех в жизни иногда возникают определённые проблемы, которые необходимо срочно разрешить. 

– Ваша любимая схема – 4-2-3-1. Почему вы придерживаетесь её и почему она сейчас на пике популярности во всём мире?
– Мы к ней склонились, поскольку при формировании состава у нас было два хороших опорных полузащитника – Фатуллаев и Коробкин. Хотя мы порой прибегали и к схеме с одним опорным и двумя инсайдами, а в этом году использовали даже пять защитников.

Плюсы 4-2-3-1: два опорных полузащитника перекрывают центральную зону – именно отсюда забивается большая часть голов. Во-вторых, они развязывают руки  крайним защитникам, которые могут спокойно подключаться в атаку, зная, что один из опорных прикроет его зону. И к тому же один из центральных хавбеков может подключаться вперёд.

– Почему всё-таки переходили в единичных случаях к модели с тремя центральными защитниками?
– Последний раз мы использовали её в домашней игре с "Шинником". У нас не было Буша и Хуана, Лешонок получил красную в предыдущей игре, Рожков был травмирован, а Лужков только-только восстановился и провёл лишь одну тренировку. Мы остались без крайних полузащитников, и поэтому перешли на схему в пять защитников, чтобы крайние занимали всю бровку. В первом тайме многое не получалось, во втором прибавили, Шабаев и Марущак неплохо ходили вперёд, благодаря этому мы создали несколько неплохих моментов, но, к сожалению, не реализовали их.

– То есть при оптимальном составе вы бы на три центральных защитника ни в коем случае не перешли? Это только чрезвычайная мера?
– Да, наша основная схема – это 4-2-3-1. Три центральных защитников можно использовать как выездную модель, когда нужно насытить линию обороны, либо, как в случае с "Шинником", в силу кадровых обстоятельств.

– Но в России мало кто играет. Как вы считаете, это связано с тем, что не хватает игроков, которые способны играть по всему флангу, обострять впереди, создавать ширину в атаке и при этом не привозить сзади?
– Думаю, что да. Таких защитников, способных выполнять большой объём работы, действительно мало. Ну и всё-таки пять защитников – это скорее оборонительная схема, а большинство команд стараются ориентироваться на атаку. Вот "Зенит" в матче с "Атлетиок" в перерыве убрал одного центрального, потому что нужно было отыгрываться.

– Спаллетти сказал, что остался недоволен тем, как Губочан и Ломбертс поднимались вверх с мячом, что лишало команду игрока в середине поля.
– Да, как раз в этом и проблема – пять человек не всегда успевают подниматься вверх, из-за этого возникают проблемы с численностью игроков.

– Но возьмём "Ювентус": три центральных защитника всегда, хотя никто не упрекнёт их в том, что они играют от обороны.
– Тот же тульский "Арсенал" так играет.

– То есть всё-таки нельзя категорично утверждать, что эта схема более оборонительная, чем та же 4-2-3-1?
– Любая схема хороша и выгодна, если обладаешь необходимым набором футболистов.

– Вы практически всегда старались прививать "Енисею" игру с контролем мяча, игру первым номером. Это стало заметно почти с первых туров в дебютном сезоне. Когда вы окончательно для себя решили, что будете действовать первым номером, и не было ли перед стартом соблазна взять более оборонительную модель, больше отсиживаться в обороне?
– В первых турах – с "Торпедо" и "Балтикой" – команда сыгрывалась, с контролем мяча не всё было гладко, и игры получились равные. Впервые стало получаться в матче с "Аланией": да, мы проиграли 4:0, но именно там нащупали игру в пас, нащупали какие-то взаимодействия. В следующем туре в Астрахани мы полностью переиграли хозяев, пусть и не забили. Ну а потом победили, ребята почувствовали уверенность, им понравилось играть в такой футбол. Хотя в некоторых матчах, чаще всего выездных, мы играли и от обороны.

– А схему с пятью защитниками вы когда-то наигрывали на сборах, или непосредственно давали наставления перед игрой, и для футболистов это было в новинку?
– Мы играли так на сборах с Владивостоком. У нас был материал по матчу группового этапа чемпионата Европы, когда итальянцы, как раз действуя в пять защитников, сыграли вничью с Испанией. Мы сделали нарезку их действий и по ней показывали футболистам, кто что должен делать и за что отвечать.

"ДЛЯ КЛУБОВ С ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА И СИБИРИ СИСТЕМА СПАРЕННЫХ МАТЧЕЙ БЫЛ ОПТИМАЛЬНОЙ" 

– Перед этим сезоном вам снова поставили задачу занять место в середине таблицы. Как тренер и как спортсмен скажите, это по-спортивному – настраивать футболистов на такой результат, зная, что вот был прецедент, вы доказывали, что можете играть лучше и занимать более высокие места?
– Ставить-то можно любые задачи, но надо же отталкиваться от реалий. В Красноярске они сейчас таковы, что по финансовому, по материально-техническому обеспечению мы как раз и находимся в середине таблицы. Ясно, что нужно всегда стараться подниматься как можно выше, быть максималистами, однако и баланс нужно соблюдать, нельзя бежать впереди паровоза.

– Не воздействует ли это отрицательно на психологию футболистов, если они подсознательно понимают, что можно иной раз расслабиться, поскольку не так существенно, сдвинешься ли ты на одно-два места вверх или вниз в рамках средней части таблицы?
– Тут ведь и материальный вопрос встаёт: футболисты получают за победы премиальные. Они не выходят на игру с мыслью, что сейчас они, например, на восьмом месте. Им что, деньги не нужны? Естественно, они всегда будут стараться и выкладываться. А чем команда выше забирается, тем больше у неё стимулов подняться ещё дальше – это однозначно.

– В целом ясно, какой вы в общении с игроками. А какой вы в общении с руководством? Недавно случилось две неприятных истории с непродлёнными визами и перелётом из Сербии. Как вы реагировали и как себя вели – бушевали и требовали, чтобы в дальнейшем такого не повторилось, или молча проглотили?
– По Сербии: мы должны были вернуться на день раньше. Когда планировали сбор, подгадывали так, чтобы приехать в Красноярск за пять дней до старта, а не за четыре, чтобы иметь больше времени на акклиматизацию. Но вот не всегда получается так, как хочешь. Возникли технические проблемы с билетами, это типично для летнего времени, когда многие летят в южном направлении и сложно выкупить большую партию билетов на рейс. Возможно, запоздал список с теми игроками, которые полетят на сбор, мы немножко упустили этот момент. Поэтому и получилось так, как получилось.

Ситуацию с Бушем и Хуаном мы обсуждали с руководством, меня заверили, что они приедут в день игры: утром их заберут из аэропорта, отвезут на базу, и они там будут готовиться. Но уже на предыгровой тренировке мне сообщили, что они не успеют, причём по независящим от нас причин. То ли посол, то ли кто-то ещё куда-то уехал, его не было на работе в нужное время, поэтому и не успели оформить визы.

Конечно, это крайне неприятная история. Мы все понимали, какие сложности у нас были перед игрой с "Шинником", все знали об отсутствии Лешонка, травмах Рожкова и Галыша. Ну а что шуметь? Я поругался там, пошумел, но ничего ведь уже нельзя было изменить.

– Исходя из того, как сложились обстоятельства с возвращением назад, и из того, какие соперники вам достались, можно ли называть сербский сбор провальным?
– Я не считаю его провальным. Любой другой сбор внутри страны потребовал бы не меньших финансовых затрат – в том же Кратово или Новогорске не дешевле, а то и дороже. Мы тренировались в прекрасных условиях на базе, где занимаются сборные Сербии различных возрастов, там было пять отличных естественных полей и одно искусственное нового поколения.

Да, уровень соперников оставлял желать лучшего. Организаторы сбора гарантировали, что у нас будут спарринг-партнёры уровня высших лиг ближайших стран – Сербии, Боснии и Герцеговины, Македонии, однако, к сожалению, они нас подвели .Также планировали просмотреть игроков из этих стран. Нашли хорошего нападающего, но в последний момент все сорвалось.

– Про "осень-весна" я вас спрашивал ещё год назад, но сейчас у вас накопился какой-то опыт существования в новых условиях, поэтому можно спросить ещё раз. Минусы все неоднократно обсудили: короткая предсезонка, продолжительная ненужная посреди второго круга. А какие-то плюсы вы как тренер во всём этом нашли?

– (после паузы) Очевидных плюсов, которые бы перевешивали минусы, я не вижу. К тому же сейчас, когда отказались от системы спаренных матчей, приходится много летать, много игр через четвёртый день на пятый. То есть, отыграв на выезде, допустим, в Оренбурге, мы там остаёмся ночевать, вылетаем на следующий день, и только ночью или даже следующим утром прилетаем в Красноярск. Два дня теряем просто на перелёты, нет никакого тренировочного процесса и возможностей для восстановления.

Я не знаю, с чего исходили руководители ФНЛ, когда принимали такое решение. Наверное, тут решающее значение имеют финансы, договоры с телевидением – им ведь проще показывать, когда тур раз в неделю. Для команд, особенно дальневосточных и сибирских, было бы проще слетать на две игры и вернуться домой. Да и остальным так проще, потому что есть две хорошие пары – Владивосток-Хабаровск и Красноярск-Новосибирск. Так бы летали сюда два раза, а придётся четыре.

– Получается, "Енисею" сильно повезло выйти в ФНЛ именно перед сезоном 2011/12. Выйди годом позже – имели бы намного меньше времени на то, чтобы собрать новую команду.
– Конечно, перерыв очень маленький. Вторая лига заканчивает в мае или даже в июне, остаётся всего месяц, а команде, которая пошла на повышение, нужно менять состав процентов на пятьдесят, чтобы оставаться конкурентоспособными.

– Какая часть подготовки страдает при новом режиме сильней всего? Раньше тренеры могли, грубо говоря, целый сбор посвятить "физике", хорошенько её подтянуть и только потом включать активную работу с мячом. А что сейчас?
– Если команда покинули два-три человека, им не нужно много времени на восстановление игровых связей, хватит нескольких игр, поэтому можно сосредоточиться на физической подготовке. Тем, кто только вышел в первый дивизион, нужно успевать и ещё состав собрать, и тактику определить.

– К какой категории относится "Енисей" текущего сезона?
– Шесть человек – это уже много. Чадов, Фатуллаев, Базанов плюс Алексеев – получается, ушли четыре человека стартового состава. Найти им замену крайне сложно. Мне кажется, красноярскому "Енисею" просто необходимо цепляться за своих игроков и всеми силами их удерживать. Не все к нам сюда поедут. Виктор Иванович не любит об этом говорить, но если объективно, у нас условия хуже, чем в Хабаровске, Владивостоке или Новосибирске.

– Большую часть 2011-го, как уже было сказано, "Енисей" провёл одним составом, так удачно вышло, что никто не вылетал из-за травм. Сейчас с этим дело обстоит чуть хуже, почти всегда кто-то да лечится. Это связано с укороченным межсезоньем? Ведь вам приходится весной выжимать футболистов на максимум, дабы решить какую-то задачу на финише, а потом и времени отдохнуть почти не остаётся.
– Нет, в принципе у них 10-12 дней, этого вполне достаточно, чтобы восстановиться. А ротация состава происходит ввиду напряжённого графика, игр через четыре дня дома и на выезде. Мы ведь летаем не чартерами, а рейсовыми самолётами. Как правило, мы теряем на дорогу в один конец около 12 часов: допустим, сегодня я вышел в 4 утра и заселился в гостиницу где-то через 12 часов, мы засекали, в среднем получается именно так. Приходится лететь до Москвы, ждать какое-то время там и затем пересаживаться. Люди устают от этих перелётов, нет никакого восстановления, отдых проходит в самолёте. Первый день, который как раз наиболее важен для восстановления, у нас уходит на дорогу.

Если вы читали Григоряна, то он как раз об этом и говорит. Дескать, дома мы играем хуже, потому что не успеваем восстанавливаться. А когда мы играем на выезде, перед этим мы дома проводим полноценный тренировочный процесс и приезжаем туда

– Получается, что даже если у клуба появится база со всеми современными средствами для восстановления, то вы попросту не сможете задействовать её ресурс, так как элементарно не будете успевать вовремя туда возвращаться?
– Да, в любом случае мы ночуем там, где играем, а потом летим в Москву. Между большинством городов попросту нет прямых рейсов. А самое простое наше средство восстановления на сегодняшний день – это баня.

"ЖУРНАЛИСТАМ СТОИТ ПИСАТЬ О ФУТБОЛЕ В БОЛЕЕ ДОБРОДУШНЫХ ТОНАХ" 

– Как вы анализируете сыгранные матчи, на какие конкретно моменты в отчётах от InStatFootball обращает особое внимание? У них ведь довольно многостраничные документы.
– Там очень много страниц, это правда, порой несложно и запутаться. В анализе соперников мы смотрим на тактическую схему и расположение игроков, на их позиции. Затем смотрим на количество передач, определяем, от кого больше зависит начало и развитие атак. Смотрим количество единоборств, кто в этом силён, а кто послабее. В такой ситуации мы можем использовать сильные стороны наших игроков. Затем изучаем тех, кто подаёт и исполняет штрафные удары.

При разборе своих матчей сперва мы анализируем наши ошибки в обороне, затем концентрируемся на положительных моментах, которые нужно развивать и улучшать в дальнейшем. Это касается и обороны, и нападения.

– Сколько раз обычно пересматриваете игры?
– Раз наблюдаю игру вживую и потом смотрю запись – просто потом наступает время готовиться к новому сопернику.

– Часто бывает, что, глядя на матч вживую, формируете одно мнение, к примеру, этот сегодня играет плохо, не выполняет то, что от него требуется, проигрывает единоборства, а потом заглядываете в статистику – и там совершенно противоположная картина? 
– Да, такие матчи случались. Но и обратные ситуации случаются: видишь, что человек не попал в игру, смотришь в статистику, у него там 2 выигранных единоборства из 10, слабая скоростная работа, малое количество пробегаемых километров, большой брак, много потерь – и твои выводы подтверждаются.

– Тренерам часто задают вопрос, почему они не уходят смотреть матч на трибуну, если оттуда лучше видно? Ну и в пример часто приводят Бескова.
– По сути, ведь кроме Бескова никто так больше не делал, единицы. Тренеру нужно постоянно вмешиваться в игру, своевременно подсказывать и влиять на происходящее. Правда, появились средства связи, телефоны или рации, можно передавать команды через помощника. Но я считаю, что контакт между тренером и футболистами должен сохраняться, должен передаваться определённый импульс на поле.

– В каком виде игроки получают проанализированную вами статистику?
– Мы выдаём каждому его индивидуальную статистику по технико-тактическим действиям и беговой работе. Каждому я выделяю моменты, которые удались и над которыми нужно работать – кружочками, вопросительными или восклицательными знаками. И общую статистику вывешиваем в раздевалке.

– Вы постоянно повторяете, что селекция ведётся непрерывно. Конкретизируйте, как идёт этот процесс.
– У нас в клубе нет человека, который бы занимался отдельно селекцией и поиском игроков. Конечно, такого человека необходимо иметь, как это организовано в клубах Премьер-лиги или в ведущих командах первого дивизиона. Не секрет, что мы сотрудничаем с Александром Толстиковым, который занимается агентской деятельностью. Мы сообщаем, какие футболисты нам нужны, и он приступает к поиску, изучает, у кого заканчивается контракт, у кого какая зарплата и есть ли желание присоединиться к нашему клубу.

– Как нашли Буша и Лескано?
– На Буша вышли как раз через Толстикова, это результат общения агентов из разных стран. С Хуаном ситуация интереснее: красноярка живёт в Испании, вышла там замуж, и её супруг, насколько я понял, занимается агентской деятельностью. Они привезли нам Хуана этой весной, однако к тому моменту период дозаявок уже закончился. Мы предложили приехать летом, чтобы поглядеть на него в нормальных условиях сборов. Он перспективный и молодой, хорошие физические данные, пластичен, с неплохой техникой, умеет играть головой. Пока разве что не хватает игрового опыта и практики.

Есть и такие агенты, которые напрямую выходят на меня.

– Какой процент среди этих предложений – действительно стоящие для рассмотрения игроки?
– Наверное, один к десяти. Бывает, звонят, говорят, что у игрока не складывается в его нынешнем клубе. Мы предлагаем свои условия, а через какое-то время узнаём, что футболист продлил контракт с той командой, именно воспользовавшись в качестве аргумента перед работодателем интересом с нашей стороны.

– В июле президент объяснял, что в клубе нет необходимых кадров и финансов, дабы вести электронную базу по игрокам с отдельными досье. Чего недостаёт в функциональном плане программе InStatScout и почему, если она вас не устраивает, клуб не приобретает считающийся более мощным скаутинговым инструментом WyScout?
– WyScout дороже. Не знаю, намного ли. Вообще это было решение ФНЛ – чтобы все команды сотрудничали с InStatFootball. У них нормальная программа, можно посмотреть любого футболиста.

– Сколько матчей вы просматривали в среднем за неделю, пока работали, и сейчас, когда имеете много свободного времени?
– Сейчас у меня подключён "Наш Футбол" и я имею возможность смотреть все матчи Премьер лиги.

– Все тренеры постоянно говорят о том, как важно не стоять на месте и развиваться. Какие ресурсы для этого используете вы?
– Прежде всего, методическая литература, которая у нас часто переиздаётся, хотя издания в основном дублируют друг друга, там появляется совсем немного нового. Интернет. Собираюсь на стажировку в один из клубов Премьер лиги.

– Вы читаете то, что о вас пишут в Интернете болельщики и журналисты?
– Ну всё равно приходится читать, даже если не хочется. Реакция бывает разная, иногда попадаются толковые вещи, но в основном пишут одни и те же люди, которые общаются между собой.

– Вы всегда спокойно относились к написанному, или же поначалу случалось изводиться и переживать по этому поводу?
– На первых порах, наверное, я относился к этому более эмоционально. Порой ведь выдумывают различные вещи, которых и близко не было. Сейчас я стал спокойней: люди разные, кто-то пишет от того, что ему просто нечего делать, кто-то даже не ходит на футбол, а просто заходит в сеть пообщаться.

– Какие претензии вы бы озвучили нам, журналистам?
– Ну раз вы работаете в Красноярске, вы должны писать о красноярском футболе в более добродушных тонах, меньше критиковать. Вы ведь пишете не только как спортивные аналитики, но и как те люди, которые привлекают болельщиков на футбол. Не только тогда, когда команда играет хорошо, но и заинтересовывать их в трудное для нас время.

– Ну вот OneDivison, к примеру, – сайт, который освещает футбол для всех, не только для красноярцев. Понятно, что мы, кто работает в Красноярске, болеем за "Енисей", но нам нельзя проявлять свои симпатии совсем уж откровенно, иначе нас все подряд будут обвинять в ангажированности.
– Я говорю в целом о журналистах, проживающих в этом городе. Стоит больше писать о положительных моментах. Естественно, есть вещи, которые вам не нравятся, и тем не менее нужно привлекать внимание к команде с положительной стороны.

– Наверняка не раз видели такую претензию в ваш адрес: дескать, на ошибки футболистов сетуете, на погоду, судей указываете, а о своих ошибках на пресс-конференциях не говорите.
– Ну если это озвучивать, то что потом начнётся в Интернете – этот такой-сякой, он во всём виноват. В принципе, какие вопросы задают на пресс-конференциях, на то тренер и отвечает. Вы задавали вопросы о том, какая тактика была на матч и где ошибся тренер?

– Редко. Если честно, я считаю послематчевые пресс-конференции вещью практически бессмысленной.
– Наверное, это так. Люди после матча на взводе, на эмоциях, и какой-то анализ проводить затруднительно.

"Я КРАСНОЯРЕЦ" 

– Последние 15 лет вы живёте в Красноярске – можно сказать, что город стал для вас родным?
– Уже 16-й пошёл. Конечно, родной. Здесь я живу, здесь родилась моя дочь. Я и не ассоциирую себя с другим городом, я красноярец.

– Это заметно: вы уже не главный тренер "Енисея", а продолжаете говорить о команде в первом лице. Ваши ближайшие планы на будущее – искать скорей работу или сделать перерыв?
– Тренерская специфика не подразумевает того, чтобы после увольнения легко нашлась новая работу. Специалистов очень много, сами видите, какие кандидаты претендуют на пост главного тренера в Красноярске. Сразу что-то найти сложно, но я буду стараться. Не всё, конечно, зависит от меня – влияют и другие факторы, вроде везения и желания руководителей работать со мной.

– Была информация, что "Енисей" не прочь предложить вам работу в клубе. Если это случится, вы её примете или категорично откажетесь, поскольку не видите себя в ином качестве, кроме как главным?
– Мы в среду созванивались с Евтушенко и договорились встретиться после матча с "Аланией".

– То есть не исключаете такого поворота?
– Давайте не будем забегать вперёд: состоится встреча, я узнаю, чего от меня хотят и что готовы предложить.

– Год назад вы сказали, что за время работы в "Енисее" со стороны не было никаких предложений. Неужели до сих пор ничего не изменилось, тишина?
– Я ведь говорю, что новую работу тренеру найти сложно. Как правило, со стороны зовут те клубы, которые ставят амбициозные задачи, борются за что-то серьёзное. Пока никто не обращался, посмотрим.

– Может, такой вопрос всегда отдаёт излишним пафосом, но всё же – чего вы мечтаете достичь в футболе?
– Все хотят работать на высшем уровне. За два года игры в ФНЛ мы встречались в Кубке с ведущими командами страны – "Локомотивом", "Рубином", ЦСКА. Это не просто очень полезно в плане опыта, это вызывает совсем иные ощущения, адреналин и желание работать дальше. Безусловно, хочется, чтобы команда играла с такими соперниками регулярно. 

Комментарии (0)
Имя:
Город:
Email:
Комментарий:
Введите код: