Матчи

Первенство ФНЛ 2017/18
Результаты 25 ноября
  • Авангард – Химки
    0:0
  • Кубань – Сибирь
    1:0
  • Ротор – Оренбург
    0:2
  • Факел – Тамбов
    1:2
  • Енисей – Балтика
    1:1
  • Волгарь – Томь
    2:0
  • Крылья Сов – Шинник
    3:3
  • Олимпиец – Динамо-СПб
    2:2
Первенство ЛФК 2017
Результаты 1 октября
  • Зенит-М – Полимер
    3:3
  • СДЮСШОР-Ке – Рассвет-Ре
    3:5
  • Распадская – Сибирь-М
    1:1
Чемпионат Красноярского края 2017
Результаты 7 октября
  • Лесосибирс – Рассвет-Ре
    2:2
  • СШОР Енисе – Нефтяник
    2:0
  • Атлетико – Тотем
    2:1
  • Ачинск – Спартак
    2:2

Таблицы

Первенство ФНЛ 2017/18
  1. Енисей
    25

    56

  2. Оренбург
    25

    54

  3. Крылья Советов
    25

    51

  4. Тамбов
    25

    45

  5. Динамо-СПб
    25

    42

  6. Балтика
    25

    40

  7. Сибирь
    25

    39

  8. Волгарь
    25

    36

  9. Шинник
    25

    35

  10. Кубань
    25

    32

Первенство ЛФК 2017
  1. Новокузнецк
    18

    48

  2. Рассвет-Реставра
    18

    38

  3. Сибирь-М
    18

    32

  4. Распадская
    18

    32

  5. Енисей-М
    18

    31

  6. Бурятия
    18

    20

  7. СДЮСШОР-Кемерово
    18

    17

  8. Зенит-М
    18

    11

  9. Полимер
    18

    11

  10. Чита-М
    18

    10

Чемпионат Красноярского края 2017
  1. Ачинск
    14

    34

  2. Нефтяник
    14

    27

  3. Спартак
    14

    27

  4. СШОР Енисей
    14

    22

  5. Лесосибирск
    14

    19

  6. Рассвет-Реставра
    13

    13

  7. Тотем
    14

    12

  8. Атлетико
    15

    8

Директ
http://kf-aliance.ru/ как красиво свернуть бумажные салфетки.

kf-aliance.ru

Самюэль Дидье Бианг: "Красноярск показался раем..."


Текст: Владислав Воронин.
Источник: www.redyarsk.ru.
Фото: ФК Краснодар.
27 октября 2014 года | Прочтений: 3109
версия для печати

Самюэль Дидье Бианг:

Дидье Бианг приехал в Россию в 1996-м ради учебы, но неожиданно стал играть за «Кубань», а теперь поет песни «Мумий Тролля» своим детям. Как это получилось – он объяснил Владиславу Воронину.

Учеба на летчика, начало карьеры футболиста

Как вас занесло в Россию?

– Я приехал учиться в конце октября 1996 года. Нас было 13 студентов, среди них только две девушки. Сразу поехали в академию физкультуры, это у нас на улице Длинная. Там жили в общежитии, нам выделили комнаты на втором этаже, номер комнаты помню до сих пор – 245. И оттуда все началось... Ребята постоянно играли, я начал иногда заниматься с парнями из академии физкультуры. Играли весь день. Так как Камерун – страна футбола, мы постоянно играли во всех открытых местах – около школ, на стадионе, на запасном поле. Новый этап – чемпионат среди иностранцев, я там начал забивать, забивать, забивать... И там был тренер Хамзе Багапов, он меня заметил. Я спросил, могу ли с ним заниматься. Он ответил моему другу, который на тот момент владел русским, что согласен. Так я начал тренироваться с младшим ребятами. Там, например, был Виталий Калешин. Эти ребята научили меня жонглировать, бить по воротам.

Я ведь перед приездом в Россию правильно знал только технику бега, потому что в Камеруне занимался легкой атлетикой. Я бегал на 1,5, 5, 10 и 20 километров. Поэтому выносливость у меня была повыше, чем у остальных ребят, плюс я был старше: мне 22-23, а им – по 14. После Багапов посоветовался с Казаковым, который и принял меня в команду «Торпедо-ГАЗ». Это 97-й год уже был. Там я стал лучшим бомбардиром Краснодара, был первым иностранцем... На следующий год другой тренер взял меня в команду из Тимашевска – «Нефтяник». Там опять стал лучшим бомбардиром в чемпионате края. Время прошло, в 2001-м я выступал за «Немком» и за первый круг забил 15-16 мячей. Во втором круге уже оказался в «Металлурге» из Красноярска.

Вы же ехали сюда учиться на летчика.

– Конечно! Это такая сумасшедшая история. Прежде чем приехать в Россию, я закончил в Камеруне университет в сфере математики. И у нас был конкурс на специальность военного летчика. Так как мой папа генерал и тоже летчик, у меня было предложение поехать в Канаду. Я написал задание для конкурса, и все было благоприятно и удачно. Мы ждали день вылета. И тут для наших военных появился новый вариант – Россия. А в то время камерунские летчики меньше собирались в Россию: все во Францию, в Канаду. И я согласился переехать в Россию, чтобы учиться здесь в летном военном училище. Я приехал, прошел медосмотр и ждал группу военных летчиков из Мали, которые должны были тоже прибыть в Россию. Мы договорились с посольством, что как только они будут здесь, нас соединят. Они ведь не могли просто так меня принять, потому что нужно специальное разрешение: это военные люди. Но пока я ждал, группа так и не приехала. Чтобы не сидеть без дела, я поступил на прикладную математику в Кубанский государственный университет в надежде, что в течение года или двух эта группа прилетит. Но она так и не прилетела, жизнь по-другому пошла. Так и закончил университет на факультете прикладной математики.

И стали футболистом. Когда вы об этом сказали отцу?

– Ну, не сразу. Представьте: папа ожидал от меня одно, а я говорю совсем другое... У нас родители воспитывают детей, чтобы те быстро стали самостоятельными. Естественно, от меня он ничего подобного ожидать не мог. Мы договаривались о том, чтобы при поступлении он финансировал все мои затраты. Они просто ждали, когда у меня все прояснится. Я же поступал в КубГУ не потому, что именно туда хотел, а просто на время ожидания. Но помню, что когда играл за Тимашевск, мне уже стало сложно учиться, я начал любить футбол. Мне говорили, что я могу стать профессионалом, но для меня самым сложным было другое: как это объяснить папе? Я через маму, конечно, начал все объяснять. Сказал маме, попросил ее описать ситуацию папе, и все. Как только подписал первый профессиональный контракт, я ему позвонил и сказал: вот так, так и так. Ответ меня поразил: «Это твоя жизнь, и если ты считаешь, что для тебя это лучше, мы тебя поддерживаем». Все.

Правда, что вы жили в одной комнате с Тчуйсе?

– Нет, не в одной комнате. Но это правда, что мы знакомы. Мы жили в одном общежитии, он был моим соседом. Он жил с женой. Они приехали на следующий год, в 97-м, там была целая банда футболистов, 11 человек. Они начали играть, мы подружились. Тчуйсе меня не учил. Но был такой парень Андриен Пахо, с ним мы были очень близки, до сих пор общаемся, он сейчас детский тренер во Франции, в Париже живет. Он мне сильно помогал: он меня будил утром, шел на тренировки, я шел за ним. Я шел смотреть на него и сам начал всерьез заниматься. Он даже удивлялся, как так я сразу стал профессиональным футболистом.

Когда вы так здорово выучили русский?

– Для всех иностранцев, которые поступают в ВУЗы, в первый год организовывают курсы русского языка. Меня учила Маргарита Анатольевна, у которой многолетний опыт работы с иностранцами. Она очень старалась, и все было просто прекрасно, она нас научила. При этом мы были ленивыми: да, новый язык, надо как-то жить, но мы же знали, что для нас Россия – ненадолго: максимум 3-4 года обучения, а потом возвращение домой. Никто не знал, что кто-то мог здесь остаться на такой срок. Но так получилось.

Правда, что читали Пушкина наизусть?

– Конечно! И не только. «Как много девушек хороших, как много ласковых имен...» Много чего изучали: и стихотворения, и историю Краснодара, и историю России. Хотя уже в Камеруне мы изучали историю Советского Союза: совхозы, колхозы – все детали советской экономики и политики. А здесь для нас было приятно, когда нам сказали, что у Пушкина есть корни из Африки, в 2005-м даже доказали, что были корни из Камеруна. Поэтому день рождения Пушкина отмечают не только в России. В Камеруне тоже празднуют, просто не общенационально.

Как учили историю Краснодара? Нет ощущения, что знаете ее лучше многих местных?

– Знаете, когда иностранцы приезжают в новое место, они стараются все о нем знать. А нам – имею в виду людей, которые живут на месте – кажется, что мы и так все знаем, а на самом деле много чего не знаем. Кому-то это может быть не так интересно... А я могу знать каждую точку Краснодара и уверен, что есть люди, которые всю жизнь здесь, и не знают некоторые места. В пользу иностранцев здесь любопытство.

В начале 2000-х вы признались, что скучали по жаркому из антилопы. Чего вам не хватает сейчас?

– Жаркое из антилопы – это ооочень вкусно! Я не знаю, как объяснить, потому что уже давно не пробовал. Я уже много лет живу в Россию, говорить, что мне чего-то не хватает... Ну, родных не хватает. Без них – никак. А в плане еды и вещей – я уже ко всему привык в России, привык к Краснодару. Даже когда езжу домой в Камерун, мне уже скучно становится. Я почти 20 лет здесь, я здесь все знаю. А там, в Камеруне, я как будто новый человек, смотрю по сторонам: на месте того, что я помню, появилось что-то новое. Все меняется. Правда, приезжаю в свою деревню – и там ничего не изменилось. Как раз там мне лучше. А в остальном для меня уже нет разницы между Россией и Камеруном. Просто в Камеруне родители, очень туда сердце тянет.
Тактика, музыка, священник

Как вас позвали в «Кубань»?

– Помню, что мы играли против них – «Металлург» (Красноярск) против «Кубани». Первая игра была здесь, на 5-й минуте уже команда забила с моего паса: я прошел по флангу, сделал пас... Потом мы проиграли 1:4 или 2:4. После этой игры они пришли в раздевалку, мне сказали, что меня ожидают в их команде. Потом звали в Хабаровск, Томск. Я остался в Краснодаре, потому что у меня отсюда жена. Просто хотел быть рядом.

Я слышал, что вы поначалу совсем не понимали тактику: могли выйти в защите и вечно бежать вперед.

– Давай подробно расскажу. Мое детство прошло в католическом центре, где был даже музыкальный центр. Мы занимались всем подряд – я, например, играл в музыкальной группе на гитаре и на пианино. В католическом центре были команды по гандболу, волейболу, футболу. Я занимался и баскетболом, и волейболом, и футболом. И футбол не был для меня главным хобби, потому что я в то время был лучшим игроком в своей школе большого тенниса. Это были профессиональные занятия теннисом, мы занимались 4 часа в день: 2 часа утром и 2 часа вечером. Во время каникул я больше занимался легкой атлетикой. Любил бегать. Не люблю стоять на месте, мне постоянно нужно что-то делать.

Футболом всерьез я начал заниматься только в России – понятно, что у меня не было особенных знаний. И вот помню, что про тактику мне сказал Александр Сергеевич Ирхин. Он объяснял, объяснял тактику, я задавал вопросы, он объяснял, объяснял, снова вопросы. Он в итоге говорит: «Дида, если у тебя мяч будет – просто беги». Помню, как каждую игру у нас на доске был КПД. Я подошел, спросил: «А что такое КПД?» Он мне говорит: «Коэффициент полезного действия». Я спросил: «Для чего он нужен?» Он на меня так посмотрел, позвал второго тренера, Константиновича: «Давай сюда, объясни ему». Константинович начал объяснять, а я ничего не понимал. Во время установки тренер опять все объяснял. Я снова: «Ничего не понял, Александр Сергеевич». В итоге перед матчами он всем все объяснял, а когда дело доходило до меня, говорил: «Дида, берешь мяч – и давай как можно быстрее вперед». Вот и вся тактика.

Когда поняли, что надо делать?

– Полтора года спустя, когда поиграл на новом уровне. Уже осознал, зачем тактика, все понял, начал участвовать в командном движении.

Вы рассказывали про музыку в Камеруне. Как это выглядело?

– Это была молодежная группа, у нас даже были концерты. Мы постоянно играли, самому старшему участнику было 17 лет, а в среднем – 14-15. Некоторые песни сами сочиняли, некоторые перепевали, бывало такое, что кто-то из детей садился и играл свою музыку, а мы уже писали текст. Потом открыли радиостанцию, где играла только наша музыка. Был даже период, когда я хотел стать священником.

Что?! Как?!

– Да, было такое желание. Но мама не захотела. Я единственный сын, а у нас священники не могут иметь детей. Поэтому я и не стал священником.

Музыкой сейчас продолжаете заниматься?

– Когда скучно – беру гитару. Когда устал – или гитару, или синтезатор. Когда настроение есть – тоже гитару или синтезатор. У меня же два любимых места здесь – работа в академии и дом. Дома я могу снять все нагрузки, я там спокоен. Сижу с детьми, играю и пою. Пою разные песни. Дочка иногда вот поет свое что-то, непонятное. Русские песни, естественно, пою, даже много, большинство – детские. Сын любит, когда пою «Владивосток-2000» группы «Мумий Тролль», сам играю на гитаре. А в остальном от настроения зависит.

С детьми вы на каком языке разговариваете?

– Знаете, дети в основном говорят по-русски. Через слово понимают французский. Но постепенно приходит понимание того, что надо обязательно знать родной язык папы – французский.

1:11, полеты в кабинах пилотов, тренерская карьера

Вы играли на любительском уровне, в Благовещенске, в Махачкале. Самая большая жесть, которую вы видели около футбола?

– Помню, что матч «Динамо» (Махачкала) против «Анжи» – это не шутки.

В смысле?

– Драка была после матча. Дрались две команды между собой, прямо в подтрибунном помещении. Я даже не понял, в чем было дело, пусть сами решают. Все возникло просто из ничего, как будто просто так. Поэтому я не участвовал в драке, только видел.

Это самый безумный матч в карьере?

– Была самая ужасная игра в моей жизни. Мы играли против «Лады» из Тольятти, я забил на второй или третьей минуте, мы вели 1:0. И проиграли 1:11... Вратарь наш получил красную карточку в прошлом матче, пропускал игру в Тольятти. В ворота встал 15-летний мальчик. И после этих 11 мячей он никогда в футбол не играл. Это очень сложно было. В Красноярске было уже сложно в финансовом плане, очень сложно: помню, что некоторые основные футболисты летели самолетом, а запасные ехали поездом.

Как это было?

– Честно – не знаю. Но помню, что я сразу после матча поехал в Краснодар, оттуда полетел в Красноярск. То есть через два дня я приехал на базу в Красноярске, а команды еще не было. Команда приехала утром, пауза, а на следующий день домашний матч. Но при этом в Красноярске было очень теплое отношение.

Неужели с такими проблемами не было желания уехать в другой город?

– Я дал слово болельщикам, что останусь в Красноярске до конца контракта. Я так и сделал. Для меня не имело значения, на каком месте мы были, я отказался от всех предложений, которые поступали.

Когда только оказались в Красноярске, не сошли с ума от холода?

– Там было так холодно, что мне купили разогревающую мазь, чтобы не совсем замерзнуть. Но я помню, что когда мазался ей, мне даже хуже стало. Да уж, самая сложная моя жизнь в футболе была в Красноярске: холод, перелеты. Правда, когда я был в «Амуре» из Благовещенска, понял, что Красноярск – это еще рай!

Что такого там было?

– Представьте, до Благовещенска лететь 7 часов 20 минут прямым рейсом. Подумайте только, как себя чувствуешь, если есть пересадка. То есть 12 часов тратишь просто так. И на каждую игру нагрузка накапливается, становится только сложнее. Самое приятное в «Амуре» – сам город. Но я никак не мог понять, почему напротив, практически в 200 метрах (рядом граница с Китаем – прим. Sports.ru), цивилизация, а в стороне России – прошлый век. Там – высокие здания, жизнь сумасшедшая, а здесь – другая. Играя там, я понял, насколько люди разные, мы живем рядом друг с другом и не понимаем, кто есть рядом.

Что делали в самолетах?

– У меня были игрушки в компьютере. А в Красноярске меня всегда пускали в бортовую кабину, чтобы сидеть рядом с командиром экипажа. Даже на взлете и посадке можно было там быть. Красноярск – это же самая приятная часть карьеры, потому что там я многому научился, потому что там меня окружало только добро.

Вас пускали в кабину, чтобы вы просто смотрели или учились? Все-таки хотели стать летчиком.

– Чтобы смотрел, сидеть на месте пилота все-таки нельзя. В последнее время я постоянно был в кабине, сразу туда заходил и после приземления уже выходил. Клуб арендовал самолет, поэтому летчики были одни и те же, было легко познакомиться и договориться.

Что вы делали по окончании карьеры?

– Я начал тренерскую карьеру, 4-5 лет работал детским тренером в школе в маленьком поселке Энем в Адыгее, это недалеко от Краснодара, я живу там уже 10 лет. Соседи у меня понимающие. Вы же знаете, если к человеку относятся с добром – он так же и отвечает.

В 2012-м вы вдруг оказались в академии «Краснодара». Как это случилось?

– Я работал в Адыгее и узнал, что проходит отбор тренеров в академию. Прошел конкурс, набрал нужное количество баллов и начал работать.

Что за конкурс?

– Первый этап – теория, уровень знаний в футболе. Второй – практика, смотрели, как ведешь себя во время тренировки, как строишь занятие с детьми. Я прошел – значит, что-то во мне заметили.

Чем вы занимаетесь?

– Техникой. Работаю с разными возрастами – от «Краснодара-2» до детей 2002 года рождения. В академии у нас сразу 4-5 тренеров занимаются техникой, я работаю со старшими ребятами. Отрабатываем все: и удары головой, и передачи, и штрафные, и удары разными способами – через себя тоже. В младших группах занимаюсь бегом, обучаю технике старта, дистанционного бега – в общем, как правильно бегать в футболе. Цель – убрать все ненужные движения, чтобы, например, игрок всегда правильно держал голень. Если все делать верно, футболист будет правильно и быстро преодолевать дистанцию. Во взрослом возрасте это поможет на любой позиции.

И последнее: у вас хоть раз было желание уехать из России?

– Россия – удивительная страна, красивая, с богатой историей. Каждое место, куда мы ездили, катаясь по первому дивизиону, смотрел, видел, что у каждого города своя история. И это богатство нужно сохранить. Мне нравится, что у каждой области своя маленькая история. И объединение этих областей дает такую мощную державу.

Но если честно, то в самый первый день в России, когда я увидел Краснодар, мне захотелось домой. Я приехал, позвонил папе, сказал: «Папа, я хочу домой». Он мне ответил: «Больше не звони сюда. Будь мужиком». Потом уже жизнь пошла своим темпом. Когда познакомился с женой, больше никуда не хотел уезжать.

Еще о Бианге

Автор последнего гола "Металлурга" в сезоне-2001
Бианг рулит не только самолетом (2002)
Комментарии (1)
Имя:
Город:
Email:
Комментарий:
Введите код:
Фарид - в 16:55 27 октября 2014 г.

Помним такого. Много положительных эмоций подарил. Мощный форвард, неординарный. :biggrin: